Роман Новак

Роман Новак

Дон Кихот из Болниси

«Роман Новак? Конечно, знаю! Это же Дон Кихот! – слышала я не раз, когда речь заходила о моем новом знакомом, «грузинском чехе». В роли Дон Кихота из одноименного балета Людвига Минкуса Роман Новак за сорок лет служения Талии выходил… 2400 раз! И полюбился не одному поколению балетоманов.
Недавно Роман Новак, проживающий в настоящее время в Чехии, побывал на родине – в Грузии. И погрузился в воспоминания о прошлом, своих корнях.
«ВЫ НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ , КАК ЗДЕСЬ ХОРОШО !» – В Чехии издавна существовала традиция: если в семье было много детей, то наследство передавалось одному – не делилось. А все остальные покидали отчий дом, уходили из деревни в город, осваивали какие-то специальности.   Мой дед в 1912 году приехал в Грузию по линии знаменитых мальцевских заводов, открыл в Тифлисе на Михайловском проспекте, позднее, проспекте Плеханова, магазин, откуда продукция из хрусталя поступала даже в Персию, другие близлежащие страны. Деду в Тифлисе очень понравилось, он даже написал своим родным:
«Вы не представляете, как здесь хорошо, даже очень хорошо! Здесь много иностранцев, интеллигенции. Город красивый, он больше Одессы, и даже поспорит с Варшавой».

Мои родители были из разных сословий,так что если бы не Октябрьская революция, их судьбы не переплелись бы. В Чехии я нашел свои корни, уходящие в глубокую древность – результат многолетнего копания в архивах.Трагически сложилась судьба деда – в 1937-м его репрессировали в возрасте 54 лет. Его арестовали и сразу после революции, но вскоре выпустили, тогда он перебрался в бывшую немецкую колонию Люксембург – теперь Болниси, работал там бухгалтером, женился во второй раз на немке. Так что первые годы я жил в немецкой колонии, говорил по-немецки и порусски… Кстати, подписываю свои картины псевдонимом: Роман Новак-Болнисели.

ОТ ЗВЕЗД – НА ЗЕМЛЮ

Роман Новак, будущий артист балета, закончил Тбилисский институт инженеров железнодорожного транспорта (позднее – ГПИ ), но никогда по специальности не работал. Это была чистая формальность, с техникой у него отношения так и не сложились.

- После школы, которую я окончил с золотой медалью, мне хотелось стать астрономом. Меня влекло небо, пространство Космоса. Я уходил в астрал так глубоко и далеко, что иногда мне становилось просто не по себе, и я стремился вернуться снова в эту жизнь. Георгий Александрович Корсавели, наш замечательный директор школы, однажды спросил, куда я собираюсь поступать. Я ответил: «В астрономический!», а он расхохотался: ему показалось, что я сказал: «Гастрономический!» Но я тогда подумал, что не смогу уехать один в другой город, чтобы осуществить свою мечту стать астрономом. Пошел было на специальность «мосты и тоннели», но в итоге оказался на факультете «электрический транспорт» – из-за желания играть в волейбольной команде этого факультета.

Балет-искусство молодых

В балет Роман Новак пришел довольно поздно – в 22 года. Учился в экспериментальном классе хореографического училища у Сологова и Ивашкина. А до этого танцевал в школьном кружке, в вузе и даже с успехом выступал на республиканских конкурсах.

- До училища я много занимался у педагогов– классикой в том числе. Мне преподавали Венис,Бушинская, Сологашвили. В юности меня привлекало многое – драматические кружки, конферанс, хоровое пение. Я играл в школьном струнном оркестре на мандолине, и мы даже заняли первое место на республиканском конкурсе. Очень жалею, что не имею настоящего музыкального образования.Меня всегда влекла сцена. Если бы не балет, я был бы в драме. Меня, между прочим, приглашали в театр имени Грибоедова. Наверняка в драме я добился бы большего, чем в балете. Принимал участие в больших спектаклях на любительской сцене – таких, как «Ревизор», «Живой труп», «Машенька». Но при этом процесс репетиции казался мне статичным, а мне хотелось активнее двигаться, разойтись, прыгать, бегать! И когда стал вопрос выбора между балетом и драмой, я выбрал балет. А вообще балет – искусство молодых. Когда тебе до 30, в тебе кипит кровь, и ты во время репетиции продолжаешь что-то пробовать даже тогда, когда не должен этого делать. За это нас даже выгоняли из класса. Вот что такое молодость!
- Вы и сейчас молодо выглядите.
- Это закалка такая. Наверное, потому, что разными вещами занимался. К примеру, если вы охотник,надо и грибы собирать, и рыбачить… Разносторонние занятия держат человека в форме. Чем больше увлечений, тем лучше. Устанешь физически, возьмешь в руки кисть, и при этом отдыхаешь. Но и живопись очень перегружает человека. Забываешь во время работы все на свете, замерзнешь, окоченеешь и только потом сообразишь, что тебе холодно… Из всего многообразия своих занятий я оставил сегодня самые любимые для себя – живопись и рыбалку. Была
бы и охота, но убивать жалко. В Праге есть традиция ловить рыбу ради спортивного интереса. Поймать, поцеловать, погладить и выпустить ее в воду. А самое главное, на рыбалке публика хорошая собирается– в основном интеллигенция. Происходят интересные знакомства, ведутся занимательные беседы. Я рассказываю им о Грузии…
- То есть вы за здоровый образ жизни?
- В здоровом теле и дух, как известно, здоровый.Добиться этого очень просто. Нужен настрой, увлеченность разными вещами. Нельзя замыкаться на чем-то одном.

«Вальпургиева ночь » по Чабукиани

Живопись, ретушь, строительство, рыболовство, садоводство – чем только ни занимался Роман Новак! Он брался за все, что его интересовало, и старался увлечь своих близких и друзей.офицер "музыка для живых"
- Для здоровья так намного лучше – увлекаться многим. А для карьеры нужно упорно идти к одной цели. По-моему, нужно быть большим эгоистом, чтобы добиться настоящего успеха. Чем эгоистичнее натура, тем значительнее достижения – я в этом уверен! К тому же и в балете, и в других сферах искусства  царит соперничество. Кое-кто старается утопить соседа, чтобы на его фоне быть выше. Но я так никогда не поступал. Я был рад всему, для меня
сцена была превыше всего. Вышел на подмостки – весь свет забыт! На тебя смотрит тысяча глаз, и ты отдаешь зрителям всего себя. Не имеет значения,
во что ты одет, – в шкуру обезьяны или камзол принца. Мне было легко и радостно в театре, потому что я получал удовольствие от всего, что делал.
Хотя были и мечты, которые так и не  сбылись. Мечтал танцевать в «Вальпургиевой ночи» из оперы «Фауст» Гуно – балет поставил Вахтанг Чабукиани. Замечательная музыка, потрясающая хореография! И я очень хотел попасть в четверку танцовщиков. Не удалось… потому что «Вальпургиеву
ночь» вскоре сняли. А в ней блистали многие – Нодар Абуладзе,  Васико Абашидзе…   Гусар из «Евгения Онегина«Я собираю материал для масштабного полотна «Вальпургиева ночь» по Чабукиани». Буду писать ее до конца моих дней… В моей памяти
сохранились такие сценки!  Но нужен материал, ведь я хочу вписать в мою будущую картину всех участников этого балета. Чабукиани – явление, самородок в балете. В нем сочеталось все – это был большой артист,
мощнейший танцовщик. Имел Богом созданное для балета тело – маленькая голова, маленькая кисть, маленькая стопа, красивая форма ног. Когда он стоял на сцене, то казался гигантом – благодаря пропорциональному сложению. А главное – фантастическая пластика. Чабукиани мог бы и за балерину станцевать так, как сама балерина бы не станцевала. К тому же он был великий балетмейстер. В последнее время о Чабукиани говорят меньше, чем он того заслуживает. А о нем должны говорить, должны ставить ему памятники! Ведь он создатель грузинского классического балета. Помню, как Вахтанга Чабукиани буквально на руках носили после спектакля, конная милиция стояла в несколько рядов, невозможно было подойти ко входу. Я танцевал в его балетах «Горда», «Отелло». В «Синатле»  играли чертей –  Зураб Кикалеишвили, Васико Абашидзе и я. А с какими балеринами мне посчастливилось работать – Женя Геловани, Вера Цигнадзе! С Цигнадзе я танцевал в «Баядерке» – играл Брамина. А в «Жизели»- лесничего Ганса…

СРЕДИ «ЗВЕЗД АМЕРИКАН СКОГО БАЛЕТА «

- В 1960 году в Тбилиси приехала труппа «Звезды Американского балета». Я тогда заканчивал училище. Американцы начали свои выступления, и тут пошла эпидемия гриппа. Многие артисты-гастролеры заболели, и американцы попросили у Чабукиани хотя бы пять-шесть человек из наших – мужчин в их труппе катастрофически не хватало. Да и труппа театра Палиашвили была в отпуске. И вот Вахтанг Михайлович вместе с американцами – руководителями «Звезд» Лючией Чейз и Оливером Смитом – пришли в наш класс и отобрали пять-шесть человек. В том числе меня. Выдали нам пропуска. Конечно, нас выслеживало КГБ, следило за каждым нашим шагом. А мы репетировали, стали выступать вместе. Вот это было
огромное впечатление – впечатление на всю жизнь! Как-то встречаю одного своего товарища на улице, а он мне говорит: «Рома, там у них один парень – ну, копия ты!» – «Да, – сказал я. – Бывает и такое!» Мне было в американской труппе очень комфортно, я как-то хорошо вписался в нее. Танцевал в балетах «Матросы на берегу», «Синяя Борода», «Хрустальный дворец». И что самое обидное – ни одной фотографии не сохранилось. Потом «Американские звезды» уехали в Москву и прислали нам оттуда большие альбомы, в которых расписались с добрыми пожеланиями нашим ребятам.
- В чем же была особенность их хореографии?
- Открылся занавес – сразу перехватило дыхание.Так оригинально, тонко придумано освещение – настоящие художники по свету работали. А у нас были просто осветители, и балетмейстер сам устанавливал свет. Настоящий же художник по свету умеет построить картину, от которой дух захватывает. При этом все артисты – хоть передняя, хоть задняя линия – танцевали с полной отдачей, с настроением, куражом, получали огромное удовольствие от танца. Хуже всего, когда человек в балете работает. Слово «работа» не должно произноситься в театре вообще…Я был
в театре до 1998 года, еще танцевал в «Кето и Котэ» кинтаури и багдадури – до отъезда в Прагу. Тогда мне было 63 года.  Сегодня я уже не так увлечен хореографией. Раньше танцы – это были танцы! А теперь больше переплетения тел, катания по полу… а вот собственно танца все меньше и меньше. Все тяжело, чересчур нагружено… нет сюжета. Хотя любое зрелище – это, прежде всего, зрелище для зрителя. А он ждет какую-то интригу. Я смотрю балет не головой и
глазами, а сердцем. Люблю Баланчина. Его балеты -это музыка, выраженная в движении. Можно закрыть уши и по балетным па воспроизводить то, что играет
оркестр. У многих современных хореографов тоже есть интересные находки, но мне все реже и реже что-то нравится. Я не сторонник современного балета. Да и в живописи предпочитаю старую школу.

ЗА ВКЛАД В … ОПЕРНОЕ ИСКУССТВО

- Интересно, что мне присвоили звание заслуженного артиста, но не за достижения в балете, а за вклад в оперное искусство. Однажды мне довелось выступить в опере «Музыка для живых» на музыку Гии Канчели в постановке Роберта Стуруа. Я играл
роль офицера, которая несла определенную идейную нагрузку – это злой гений, который убивает музыкантов.С Л.Надарейшвили и Д.Мелкадзе Идея была такая – музыка бессмертна, ее неуничтожишь. В спектакле была занята и Мака Махрадзе в роли Женщины с  хлыстом, которая потом превращалась в ангела. А вот меня уничтожили, от моего офицера на сцене осталась только одежда – красные перчатки, шляпа, шинель с орденами. После премьеры был ажиотаж. В спектакле принимали участие такие замечательные артисты, как Паата Бурчуладзе, Зураб Анджапаридзе. Когда я однажды уходил после спектакля, то увидел Стуруа, Канчели и Джансуга Кахидзе. Они тепло поблагодарили меня: «Мы вам очень признательны за сотрудничество». – «Да за что же? Это моя работа!» – возразил я. «И, тем не менее, если от нас что-то будет зависеть, мы для вас обязательно что-нибудь сделаем!» И сделали – мне присвоили звание заслуженного артиста за вклад в оперное искусство… Я не гонялся за званиями. Что касается оперы… Однажды со сцены я что-то читал – попросили. И концертмейстер мне сказала потом, что у меня летящий голос, что я должен попробовать петь. Но я отказался… А вообще, если мечтаешь о чем-то необычайно высоком и большом, то нужно посвятить этому всю свою жизнь. Интересы мои поначалу постоянно менялись и только позднее стали постоянными. Даже сейчас удивляюсь, как я успевал все это делать. А ведь еще спорт был – волейбол!
- Это интерес к жизни во всех ее проявлениях?
- Да, позднее все это может пригодиться. Имея такой опыт, обязательно используешь его в изобразительном искусстве. Если бы я был писателем,жизненные впечатления, знания тоже очень помогли бы. Я со всеми всегда находил общий язык: встретится пчеловод или садовод – буду говорить с ними на их языке, причем могу уйти в эту область очень глубоко. Встречу спортсмена – могу и о спорте поговорить. Это очень важно, ведь я не ограничен на чем-то одном. Хотя нужно быть гением, чтобы достигать вершин в каждой области.

УЧЕНИКИ ЧАБУКИАНИ

С балетом связаны и близкие Новака. Жена – в прошлом балерина Людмила Новакова. Младший сын Станислав – танцовщик, работал в Братиславе, Праге, теперь – в Германии. Он один из последних учеников Чабукиани. – Я тоже считаю себя учеником Чабукиани. Помню, как создавались его балеты – Вахтанг Михайлович создавал их у нас на глазах… Встанет, покажет – и у нас глаза на лоб вылезали от восторга.

ЧЕХИЯ – ГРУЗИЯ

Сегодня Чехия – новый дом Романа Новака. Здесь его многочисленные родственники, с которыми он часто общается, здесь Романа окружили вниманием
и заботой, обеспечили квартирой, хорошей пенсией, разнообразными льготами. И сама чешская атмосфера, ее природа очень понравились Новаку. А вот Тбилиси ему показался сегодня другим – не таким, каким он его оставил десять лет назад.
- Что-то неповторимое, особенное ушло, и вернуть это будет не просто. Если бы атмосфера была прежней, мы бы сказали, как мой дед когда-то: «Вы не можете представить, как здесь хорошо!»

Инна Безирганова
“Русский клуб”  №2 Февраль 2010 стр.28-32