Елена Давидовна Эристави

воспоминания

В нашей семье особой любовью пользовалась Елена Давидовна Эристави, двоюродная сестра моей матери. Она была одним из самых близких нам людей. Тетя Эло, как мы – я и мой старший брат Лаша – ее называли, была человеком с интересной, но трагической судьбой. Всесторонне образованная, необыкновенно энергичная, принципиальная во всем и со всеми, обязательная, с каким-то внутренним чувством вкуса, она с первой же встречи располагала к себе. Елена Давидовна умела быть полезной всем: и близким, и даже незнакомым людям. Круг ее друзей был интернациональным. Особенно близка была ей Галина Бухбиндер, тоже удивительно милый и симпатичный человек.
Почти каждое лето тетя Эло проводила с нами в Сухуми, на нашей даче. Эти дни незабываемы для меня. Вечерами все мы (а гостей у нас бывало всегда много), зачарованно слушали ее рассказы. А рассказать ей было о чем.
Елена Давидовна родилась в 1900 году в старой аристократической семье, окончила Горийскую гимназию (между прочим, грузинский ей преподавал Нико Ломоури, известный писатель). Желание продолжить учебу было большим, но создавшееся в стране положение все изменило. В феврале 1921 года Елена Давидовна с мужем и трехмесячным ребенком эмигрировала за границу. Покидали страну из Батуми, с палубными билетами, что вскоре обернулось бедой: ребенок заболел воспалением легких, вследствие чего прожил всего немногим больше года. Несколько месяцев семья жила в Константинополе, потом был Берлин и, наконец, осели в Праге. В 20-х годах прошлого столетия в Праге проживала замечательная русская эмигрантская интеллигенция, с которой Елена Давидовна, естественно, сблизилась. Поступив в древнейший европейский Карлов университет на историко-философский факультет, она в совершенстве овладела чешским языком. Поразительно, что в ее зачетной книжке была всего одна четверка. Елена Давидовна глубоко и на всю жизнь полюбила чешскую культуру, чешский народ. Темой ее дипломной работы были воззрения тогдашнего президента страны Масарика, в адрес которого дипломант смело высказала много критических замечаний. После четырехлетнего пребывания в Праге и окончания университета Елена Давидовна переехала в Париж, где проживало немало ее родственников. В Париже она даром времени не теряла, содержала себя вышиванием. Будучи любознательной, она окончила курсы даже так называемого «Института красоты».
Через полтора года Елена Давидовна вернулась на родину. В те времена распространяться о своих знаниях, приобретенных за границей, не рекомендовалось, тем более, что в 1937 году был репрессирован супруг Елены Давидовны Э. Хапава. Основоположник научного чаеведения в Грузии, он был направлен правительством для повышения квалификации в Японию и по возвращении арестован и расстрелян как «японский шпион». Была репрессирована и Елена Давидовна как жена врага народа. Чудом была она освобождена через год. Там, в тюремной камере, подружилась она с Галиной Бухбиндер, диктором радио. После освобождения Елена Давидовна начала работать библиографом в городской библиотеке им. Ал. Джапаридзе (ныне им. М. Джавахишвили) по ул. Шерозия. Естественно, по роду своей службы, она была в курсе всех литературных новинок, с которыми нас щедро знакомила, из библиотеки приносила почитать редкие издания. Среди любимых ею писателей были Чапек, Гашек, Кафка и много, много других. Из русских поэтов XX века выделяла Вл. Маяковского. В ее комнате на стене висел редкий портрет поэта: юноша Маяковский с большим бантом на шее и со скрипкой в руках.
Работая в библиотеке Елена Давидовна дружила со многими нашими писателями. Не могу не отметить, что по ее инициативе во время войны, а именно в августе 1943г., была организована чуть ли не первая встреча читателей с Галактионом Табидзе. Фотография поэта с благодарственной надписью видела над письменным столом Елены Давидовны.
В 50-е годы, после т.н. «оттепели», когда большинство репрессированных было реабилитировано, уже не страшно было вспомнить о своем знании чешского языка. Ясно помню, как мой брат начал уговаривать тетю Эло взяться за чешские переводы. И вот Елена Давидовна, со свойственной ей энергией, взялась за это нелегкое дело. Тогдашние литературные круги посоветовали в первую очередь перевести роман Т. Святоплука «Ботострой», отвечающий жанру современного реализма. Затем последовали сказки Карла Эрбена, «Мать» К. Чапека (которая с большим успехом шла в театре им. К. Марджанишвили), Юл.Фучик и т.д. В своих переводах Елена Давидовна строго следовала оригиналу, но в то же время свободно передавала текст хорошим грузинским языком, в чем, может быть, сказывалась и семейная литературная традиция: Елена Давидовна приходилась родной племянницей Анастасии Эристави-Хоштария, первой грузинской романистке. Таким образом, Елена Давидовна стала первым грузинским переводчиком непосредственно с чешского языка.
В биографии Елены Давидовны особое место занимает творческая дружба с Яромиром Едличкой, известным грузиноведом, профессором Пражского университета. Я. Едличка много переводил грузинскую классическую литературу, в том числе и Ш. Руставели. Деловые письма шли в Прагу и обратно. Грузинская и чешская стороны снабжали друг друга необходимой литературой. Приезжая в Тбилиси, гость из Праги, естественно, навещал Елену Давидовну. В один из таких приездов мне даже посчастливилось познакомиться с высоким гостем, мягким, интеллигентным, влюбленным в нашу культуру человеком. Совершенно исключительное значение имело издание «Чешского языка для грузин» (изд. ТГУ). Я. Едличка и его грузинская коллега много сил и лет отдали созданию этой грамматики. К сожалению, книга появилась на свет уже после смерти Едлички, в 1972 году. Елена Давидовна категорически была против соавторства. Тогда редактор книги акад. Г.С.Ахвледиани, тоже потративший много вечеров на редактирование этого замечательного учебника, нашел такой выход: Елена Давидовна значится как соредактор Г. С. Ахвледиани.
Еще один примечательный факт из жизни Е. Эристави. С 1959 года она начала преподавать чешский язык в Институте иностранных языков им. И. Чавчавадзе. Ректором Института был тогда М. Квеселава. Первыми слушателями, вернее учениками, были: Г. Лежава, Г.Чарквиани, Ражамашвили, Д.Квеселава и др. Из них Гюли Лежава, сотрудник Института литературы им. Ш.Руставели, специализировалась в области чешско-грузинских литературных взаимосвязей. После Института Елену Давидовну пригласил наш университет, а именно, кафедра славянских языков (в то время кафедра русского языка №1), на которой в качестве лектора чешского языка она проработала несколько лет.
Елена Давидовна была членом Общества дружбы Чехословакии и Грузии. Хорошо помню ее радость, когда на торжественном собрании в ГОКСЕ ей была передана памятная медаль Чехословацкой республики. Церемонией руководил Дмитрий Семенович Мчедлидзе, народный   артист,  директор оперного театра.
Скончалась   Елена   Давидовна   Эристави   28   июня   1982   года.   Она скончалась так же мужественно, как и жила.

Русудан Джанаиша 17.10.2002г.