Владимир (Ладо) Агниашвили

Краткий обзор жизни и общественной деятельности

В 2000 г. исполнилось 140 лет со дня рождения Владимира (Ладо) Агниашвили. К сожалению, из-за неимения  средств не удалось отметить эту дату в его родном селе Шилда (Кварельский район). Двадцать лет бескорыстно, самоотверженно служил своему народу этот великий сын Отечества и оставил поколениям богатое наследие, которое пока не знакомо широкой общественности. Деятельность Владимира (Ладо) Агниашвили началась с 80-х годов XIX века, ему посчастливилось жить и работать рядом с такими выдающимися общественными деятелями как Илья Чавчавадзе, Акакий Церетели, Яков Гогебашвили и другие, которые личным примером, высокими нравственными идеалами вдохновляли Агниашвили на борьбу в защиту интересов Родины и национальной самобытности народа.
Всю свою сознательную жизнь, свои знания, опыт, талант, общественную деятельность Агниашвили посвятил благороднейшему делу народного просвещения, развитию грузинской культуры.
Владимир Дмитриевич Агниашвили родился 23 января 1860 г, крещён 29 января. Крещение совершил священник церкви св. Нино и св. богоматери села Шилда Варфоломей Иорданов в присутствии дьяконов церкви святой богоматери этого же села Иосифа и Алексея Агниевых.
Родители – священник церкви св. Богоматери села Шилда, благочин Дмитрий Иокиевич Агниев и православная жена его -Екатерина Захаровна, оба православного вероисповедания.
Крёстный отец – офицер III роты сухопутного полка, дворянин Леван Эстатович Джорджадзе. Как видно из свидетельства о рождении, Владимир (Ладо) Агниашвили родился в семье священника, который был очень уважаем в Телавском уезде. В архивных материалах хранится доклад священника Дмитрия благочина о состоянии дел благочинов в Телавском уезде и положительная характеристика этого священника.
В роду Агниашвили было много священников. В том числе Симон Агниашвили, который 14 мая 1825г. обратился с докладом к экзарху Грузии Ионе: „Об учреждении при Елисоветопольской церкви порядка, существующего в грузинских церквях».  3 декабря 1825 в  село Бокацини Душетского уезда был назначен священником Георгий Агниашвили, который до этого служил в Тбилиси. Род Агниашвили может гордиться славными предками, которые честно служили на богословском поприще. Кто не знает сегодня церкви Самеба, что находится ниже Национальной парламентской библиотеки им. Ильи Чавчавадзе?! Этот памятник грузинской архитектуры впервые был построен в виде маленькой молельни в 1790 г. тбилисцем Петре Агниашвили (Петре – караул). В первой половине XIX века его сын – Шио Агниашвили к этой молельне добавил ворота с колоннами и колокольню. А в 60-х гг.  ХIX в. по инициативе дьякона Ардазиани была построена церковь с куполом, которую освятили в декабре 1868 г.  Церковь охраняется государством.
Отец Владимира (Ладо) Агниашвили – священник Дмитрий, готовил сына к служению Богу, чтобы продолжать семейную традицию.
В 1868 г. по инициативе священника Дмитрия Агниашвили в селе Шилда Телавского уезда открылась первая школа (сельское училище), одним из первых учеников которой стал Владимир Агниашвили.
После окончания начальной школы (1872) Агниашвили продолжил образование в Телавском духовном училище, по окончании которого поступил в Горийскую учительскую семинарию, которую успешно завершил 14 июня 1881г., о чём свидетельствует его аттестат, хранящийся в Государственном музее грузинской литературы имени Г. Леонидзе.
Своё призвание Владимир (Ладо) Агниашвили видел в педагогической и общественной деятельности. Поэтому он и сделал такой выбор, не став священником, хотя по природе он был истинным христианином. Педагог должен быть наставником. Ладо Агниашвили был по призванию Учителем.
В 1881 г. в Тбилиси открылось грузинское дворянское училище, инспектором которого был назначен известный грузинский писатель и педагог Нико Ломоури. Он пригласил Владимира (Ладо) Агниашвили первым учителем грузинского и русского языков и создал для него, как и для других учителей, хорошие условия для творческой работы. Здесь Агниашвили проработал два года.
В 1883-1893 годах Ладо Агниашвили работал в приходской школе грузинских католиков. Эти годы были наиболее плодотворными в творчестве Агниашвили. Он с самого начала стремился к более широкому общественному поприщу. Ему стало ясно, что недостаточно только в одной школе навести порядок в деле обучения. Необходимо тесно увязать обучение с воспитанием народа и воспитывать в учащихся любовь к духовной культуре своей нации, пробудить интерес к изучению богатой сокровищницы фольклора Грузии, отточить патриотические чувства и утвердить здоровую общественную мораль.
Таким образом, перед Ладо Агниашвили встали те же вопросы, которые волновали руководителей народно-освободительного движения Грузии. Это было то время, когда дел было очень много, а энтузиастов этих дел очень мало.
В первые же годы своей педагогической деятельности Агниашвили неустанно искал путь, с помощью которого можно было бы облегчить грузинским детям изучение русского языка. Сознание этого навело его на мысль о необходимости создания учебника русского языка.
Двадцатитрёхлетний юноша создал и в 1883 г. издал „Первый шаг в изучении русского языка для начальных грузинских школ”, в котором объясняется структура учебника и даны методические указания. Грузинская пресса положительно оценила этот учебник. Однако он больше не издавался, так как не смог широко распространиться из-за нехватки средств.
А через четыре года вышел учебник “Русское слово” (Тф.,1887) Я. Гогебашвили, который получил высокую оценку, став общепризнанным и стабильным учебником не только для грузинских начальных школ, но и для инородческих школ  многонациональной России.
Яков Гогебашвили в то время был уже довольно известным педагогом, писателем и молодой Агниашвили не смог бы соперничать с ним. Любовь к русскому языку породила также желание создать в 1881 году русско-грузинский „Карманный словарь’’, который был издан созданным по его же инициативе „Товариществом издателей грузинских книг” (1887-1894). Это издательство выпустило также его сборник грузинских народных сказок (ч.1), в который вошло 15 сказок. Это был наглядный образец грузинского эпоса, опубликование которого грузинская общественность восприняла с одобрением. Эти сказки: „Мастер и подмастерье”, „Золодув”, „Хвтисавар”, „Гуламбара и Суламбара”, „Два брата”, „Золушка-колокольчик”, „Столистник” и др. Этому изданию была посвящена рецензия Ал. Хаханашвили, где, между прочим, было сказано: „Первая книга народных сказок в достаточной мере даёт почувствовать человеку, какое дорогое сокровище до сих пор оставалось без пользы, неизвестным. В то время как во всей России и Европе особое внимание уделяется народному творчеству, у нас ещё очень мало было изучено и собрано материалов народной поэзии. Каждое доброе дело должно иметь сочувствие и поддержку. Мы пожелали бы от всей души, от всего сердца, чтобы наша общественность поддержала и не пожалела бы усилий для своего вклада, чтобы расширить и впредь продолжить это дело”. (Иверия, 1891г. №27)
Интересно то, что собранные Владимиром Агниашвили сказки перевела на английский язык Марджори Скот Уордроп в 1894 г.. Это была первая попытка перевода с грузинского языка на английский. Этот перевод заслужил большое одобрение в прессе и среди читателей Лондонского журнала „Sаturday Revium”.
Большая любовь к грузинскому фольклору создала предпосылки для создания грузинского профессионального хора народных песен, который приобрёл особую значимость в истории грузинской музыки.
Этот хор был создан в 1885 г. и так как Агниашвили не был профессиональным музыкантом, он пригласил хормейстером выдающегося чешского певца и композитора Йозефа Навратила, известного в Грузии как Иосиф Ратиль, который в 1880 г. приехал в Грузию вместе с русской оперной труппой на гастроли. Он четыре года был ведущим солистом Тбилисского театра оперы и балета (пел теноровые партии), а затем навсегда остался в Грузии, очарованный нашей страной, грузинским теплом, гостеприимством, традициями и. что самое главное, грузинским многоголосным песнопением. Надо отметить, что из 72 лет жизни 32 года Иосиф Ратиль посвятил возрождению грузинской культуры. Поэтому его внуки и правнуки навсегда связали свою судьбу с Грузией. Они и сегодня живут в Тбилиси. По нашей инициативе Министерством культуры Грузии совместно с посольством Чехии в Грузии 14 июня 2001г. в театре имени Руставели был отмечен юбилей – 160 – летие, со дня рождения И. Ратиля.
«По-нашему мнению, необходимо по достоинству оценить вклад в развитие грузинской культуры каждой личности, как сына Грузии, так и иностранцев! Иосиф Ратиль оставил добрый след в истории грузинской музыки. Поэтому мы склоняем головы перед ним и словом, и делом» (см. статью «Чешский музыкант Иосиф Ратиль в Грузии” (к 160-летию со дня рождения) – ж. „Кавказский вестник” №3 2001 г., газ. „Свободная Грузия” 21 апреля 2001 г. Уже готов перевод на русский язык книги С. Лекишвили „Ратиль в Грузии”, сделанный автором данного труда. Эта книга переводится по нашей просьбе и на чешский язык Алхазаром Какулия. Переводы эти приурочены к 40-летию выхода в свет книги С. Лекишвили „Ратиль в Грузии”.
Первый концерт грузинского „хоро” состоялся 15 ноября 1886 г. в грузинском театре. Он имел большой успех. Об этом свидетельствует опубликованная на страницах журнала „Иверия” информация, в которой было отмечено, что „…грузинский хор пел наши народные песни. Это было выражением движения души и сердечных порывов”. Известный грузинский поэт Илья Чавчавадзе свои впечатления выразил двумя передовыми статьями в журнале „Иверия”. Он писал: „Истинные знатоки и ценители музыки, которых привлекают благозвучность и сладость грузинских песен, много достоинств находят в них и много занимаются, чтобы перенести на ноты для привлечения всеобщего внимания. В этом отношении не жалеют усилий молодые люди и мы с большим удовольствием услаждали свой слух плодами этого труда. 15 ноября… много было народа и не только с удовольствием, но и с восторгом приветствовали все это новое, приятное событие… Честь и хвала инициаторам и организаторам этого дела. С благодарностью склоняем головы перед господином Ладо Агниашвили. который взял на себя ответственность за этот славный почин” (Иверия”, 1886 г. № 250).
Восторженные отклики посвятили выступлению хора Я.Гогебашвили. А. Казбеги, С. Мгалоблишвили. И. Мансветашвили и другие выдающиеся сыны Отечества.
Создание национального хора обусловило всеобщий интерес к изучению и собиранию народных мелодий в Грузии.
Хор Агниашвили стал очагом воспитания национальных музыкальных кадров. Здесь сформировались как профессионалы – музыканты Иване и Захарий Палиашвили, Ия Каргаретели, Вано Сараджишвили. Во главе этого начинания стоял Ладо Агниашвили.
Активно участвовал Ладо Агниашвили и в деятельности „Общества по распространению грамотности в Грузии”, в котором он стал действительным членом с 1 сентября 1892 г. Это общество несколько раз обсуждало вопросы, связанные с именем Агниашвили (об издании-приобретении его сочинений и т.д.) Большую помощь оказало общество в деле популяризации “Новой азбуки” для семейного чтения.
В 1892-1893 г. Ладо Агниашвили выпускает „Новую азбуку”- 8 книжек, каждая из которых начинается на первую букву грузинской азбуки – „Ан”, „Бан”, “Ган” „Дон”, .,Эн”, „Вин”, „Зен”, „Тан” Эти издания нашли широкий отклик в грузинской прессе, как восторженный, положительный, так и критический. Интересен отклик Ладо Агниашвили на критику, который автор издал отдельной брошюрой под заглавием  “В ответ лысому, неумолимому критику, г-ну „Паате” и два вопроса к редакции “Иверия”, где Ладо Агниашвили с характерной для него принципиальностью и объективным аргументированным подходом противостоит оппоненту. Подробный анализ этого письма дан в нашей, ещё не изданной монографии, посвященной Владимиру (Ладо) Агниашвили.
Для Ладо Агниашвили была характерна удивительно большая потенция творческого труда. Он был первым из грузин-путешественников, который вступил на ферейденскую землю с целью изучения живущего там грузинского населения. Он решил на собственные средства отправиться в тот далёкий и полный опасностей путь, чтобы ещё раз исполнить свой долг перед народом. В 1894 году он отправился в Иран, чтобы ознакомиться с положением изгнанных в Иран Шах-Аббазом грузин. Уже в 1896 г. выходит книга Агниашвили “Иран и тамошние грузины” (Путевые заметки). Отрывки этой книги печатались также в журнале “Моамбе” („Вестник”) №№ 2-8 за 1896 г.
В книге “Иран и тамошние грузины” мастерски описаны жизнь и быт, уровень развития испаханских грузин. Можно сказать, что эта книга представляет собой довольно интересный памятник показа этнографической действительности этих грузин.
Интересен тот факт, что вслед за путешествием Агниашвили в Иран последовал ответный визит испаханских грузин, лучших представителей от них в Грузию. Грузинская пресса того времени долгое время печатала письма и информации об этом ответном визите.
Следует отметить журналистскую деятельность Ладо Агниашвили. В тогдашней прессе было много его публикаций, а также тёплых откликов как о нём, так и по поводу его публикаций.
Надо отметить, что вместе с Самсоном Инасаридзе и Алекси Мирианашвили он был одним из инициаторов основания и членом редколлегии журнала “Нобати” (“Презент”) – который издавался в 1883-1884 г.г. Интересно также то, что в Государственном музее грузинской литературы им. Г. Леонидзе (русский отдел) хранится просьба Ладо Агниашвили об издании журнала “Цискари”. А в Центральном Государственном Историческом Музее Грузии хранится письмо, в котором, в частности, сказано, что Владимир Дмитриевич Агниашвили – учитель народного училища обратился в главное управление по делам печати с ходатайством о разрешении ему издавать в этом городе, с дозволения цензуры, под его редакцией ежемесячный грузинский детский журнал “Циспери” (..Небесный”). Программа на стр. 2-3, всего на 6-ти листах. Разрешение получил 22 мая 1889 г.  К сожалению, этот журнал не вышел по различным обстоятельствам, мешающим этому делу.
Ладо Агниашвили активно сотрудничал с ежемесячным детским журналом “Джеджили” (“Колоски”), который выходил в 1890-1999 годах. В этом журнале в 1896-1899 годах Ладо Агниашвили опубликовал целый цикл статей под общим названием “Чудеса природы” – о растениях, животных, птицах. Эти статьи содержали большой познавательный и воспитательный материал, пробуждали в подрастающем поколении любовь к природе и ко всему живому.
В 1896-97 гг. село Сагареджо (в Кахетии) избрало Ладо Агниашвили своим старостой. Здесь он развил свою активность для поощрения Сагареджойского любительского театра. Следует отметить, что семья Агниашвили очень любила театр. В любительских спектаклях театрального коллектива активно участвовали мать Ладо – Екатерина, сестра деда – Варо, братья деда – Саша, Васо, Коте, которые сами организовывали спектакли и сами же были исполнителями ролей. При активном участии семьи Агниашвили были поставлены спектакли „Пепо” и „Тамар Батонишвили” (режиссер – Александр Цхветадзе).
Ладо Агниашвили активно отзывался на самые важные события в театральной жизни и публиковал свои отзывы на спектакли в издающихся в то время журналах и газетах. Он и сам сделал попытку поставить спектакли. В 1888 году Агниашвили задумал две феерии: „Караманиани” (в 3-х действиях, 11картинах) и „Тариэли” (в 3-х действиях. 10 картинах), основываясь на грузинских народных преданиях. Об этом сообщал журнал „Театр”. Этот замысел он осуществил и поставил две феерии на сцене грузинского драматического театра. Сценарии этих спектаклей хранятся в Центральном государственном историческом архиве
В 1897 г. по инициативе Ладо Агниашвили был основан кооператив „Шуамавали” (“Посредник”), целью которого было создание рынка для производителей и облегчение расходов потребителей, т.е. создание посредника между производителями и потребителями. Председателем правления этого кооператива был Ладо Агниашвили, директорами  Иване Кахетелидзе и Иасе Махароблидзе. Но кооператив не смог долго просуществовать из-за постоянных интриг купцов,  хотя Агниашвили смело боролся с ними.
Иосиф Имедашвили в своём труде ”Ладо Агниашвили”, написанном к 25-летию со дня его смерти, так характеризует Ладо Агниашвили „Это был благороднейший общественный деятель, увлечённый высокими идеалами, внешне высокий, приятной наружности, пламенный душой и всегда опрятный”.
Интересный документ хранится в литературном отделе Центрального государственного исторического архива Грузии. Это заявление Иосифа Имедашвили, датированное 11 апреля 1929 года. Он обращается в президиум федерации советских писателей Грузии с просьбой о проведении вечера, посвященного памяти Владимира (Ладо) Агниашвили (в связи с 25-летием со дня его смерти). В ответ на это заявление президиум вышеуказанной федерации провёл заседание, на котором было решено провести этот вечер.
27 марта 1950 г председатель Театрального общества Грузии обратился к секретарю одного из райкомов партии с заявлением о приведении в порядок могилы Владимира (Ладо) Агниашвили и учреждении ухода за ней (фонд 203, дело 132). Сегодня могила этого выдающегося сына Отечества находится перед церковью Кукийского кладбища рядом с могильными плитами других выдающихся деятелей Грузии, к которым с благоговением склоняют головы и впредь будут вспоминать благодарные потомки.
Свой скромный вклад в увековечение памяти этого замечательного сына Грузии старается внести и автор данного труда своими научными изысканиями и практическими мероприятиями.
Вот что писал Иакоб Мансветашвили: „Ладо Агниашвили был странным, своеобразным человеком, „оригиналом”, как говорят русские. Однажды он решил, что не будет носить европейской одежды и вырядился в грузинскую старинную одежду. Надел короткую, с широкими рукавами, с открытым горлом куладжу, поперёк груди поместил красивый атласный кушак, на ноги надел высокие грузинские со скрипом чувяки, на голову надел грузинскую папаху сбоку со складочкой. Так разгуливал по улице, ходил и на работу, говорил с улыбкой; “Это и есть истинно грузинский наряд, грузинская одежда”. И надо сказать, что он был приятного телосложения и наружности и ему больше подходила эта одежда, чем европейская”, (Мансветашвили И. „Воспоминания”).
Заслуги Ладо Агниашвили не раз отмечались в тогдашней  и современной прессе. Прошло лишь 40 лет, а его имя забылось.  Но сейчас настало время снова высветить имя этого истинного сына Отечества, достойно оценить его труд и заслуги, кто как сможет.
Беридзе Циури