Сегодня в Праге заведующему кафедрой истории России Уральского государственного технического университета 53-летнему Николаю Дмитриеву будет вручена премия МИД Чехии, учрежденная в 1997 году в честь чехословацкого государственного деятеля середины ХХ века Яна Масарика. Награда ежегодно присуждается «за распространение доброго имени Чешской Республики в мире». Уральский историк первым в постсоветской России занялся сбором материалов о чехословацком корпусе, который в нашу Гражданскую войну сражался на стороне белой армии. Итогом работы стало открытие в ноябре 2008 года памятника легионерам на Михайловском кладбище Екатеринбурга. О судьбах чехословацких солдат и офицеров, оказавшихся втянутыми в кровавую российскую междоусобицу Николай ДМИТРИЕВ рассказал в интервью «Времени новостей».

Чехословацкий легион стал складываться в начале первой мировой войны главным образом из чехов и словаков, живших в России и желавших воевать на стороне Антанты. В других странах — Италии, Франции, Сербии — легионы формировались из числа военнопленных. В России, по данным чешской стороны, легионеров было больше всего — свыше 50 тыс. человек. После заключения в марте 1918 года мира с Германией Лев Троцкий (нарком по военным и морским делам, председатель Революционного военного совета. — Ред.) разрешил им выехать на родину через Владивосток. Во время тяжелого путешествия многие погибли от ран и болезней. Последний корабль с легионерами покинул Владивосток в ноябре 1920 года.

– Как произошел так называемый «контрреволюционный мятеж белочехов»?

– Представьте: вооруженный корпус движется по Транссибирской магистрали. В стране неспокойно: Гражданская война, власть переходит из рук в руки. Возникают стычки легионеров с местными советскими властями. Печально знаменитый инцидент в Челябинске: на платформе два эшелона, отправляющиеся в противоположных направлениях. В одном — бывшие пленные венгры, им по Брестскому договору разрешено кратчайшим путем вернуться на родину. В другом — легионеры, которым предстоит тяжелый путь через Сибирь на восток. Отношения между чехословаками и венграми в те времена были натянутыми. Венгерский состав трогается, из него летит чугунная ножка от печки и тяжело ранит чеха. Его товарищи устраивают над виновником самосуд. Большевистские власти их арестовывают, не желая разбираться в ситуации. Троцкий издает приказ: немедленно разоружить чехов. Те отказываются подчиниться, захватывают оружейные склады и начинают занимать города, лежащие у них на пути, свергая там советскую власть. Масла в огонь подливают многочисленные жестокие расправы красных над пленными чехами. Позже часть легионеров перейдет на службу в белую армию Колчака.

Судьбы многих легионеров тесно связаны с Екатеринбургом…

– В августе 1918 года в Екатеринбурге открылось отделение Чехословацкого национального совета, который несколько месяцев, до создания в октябре независимой Чехословакии, выполнял роль временного правительства страны. Среди многочисленной «чехословацкой диаспоры» были известные личности — например, будущий президент

страны Людвик Свобода. Легионеры построили в Екатеринбурге благоустроенные больницы, издавали свои книги и газеты, выходившие миллионными тиражами, создали театр и симфонический оркестр, устраивали выставки, а их технический отдел существенно помог восстановлению уральской промышленности. Так, трубное производство на Васильево-Шайтанском железоделательном заводе (ныне Первоуральский новотрубный) впервые организовали чехословаки, наладившие здесь выпуск паровозных труб.

Как возникла идея создания памятника легионерам?

– Монумент на Михайловском кладбище впервые хотели поставить еще в 1919 году, но не успели — Екатеринбург взяли красные. Над нынешним проектом мы в сотрудничестве с чешским генконсульством в Екатеринбурге работали семь лет. Работа была сложнейшей: все российские архивы по Белому движению находятся в крайне запущенном состоянии, информацию приходилось собирать по крупицам из разных источников — газетной военной хроники тех лет, чешских фондов. В результате были установлены имена 360 из 390 легионеров, захороненных на кладбище вместе с русскими солдатами. Это самое крупное чехословацкое воинское захоронение за пределами страны. Сам памятник возвели всего за два месяца. Деньги — 5 млн руб. — выделило минобороны Чехии и работающие на Урале чешские коммерсанты.

– Означает ли открытие памятника, что в России изменился взгляд на легионеров? Что они больше не считаются врагами?

– Не рискнул бы так утверждать. В сознании многих по-прежнему бытует негативное отношение к «белочехам», в ряде недавних публикаций их называют чуть ли не виновниками Гражданской войны в России. Я считаю термин «белочехи» в принципе неверным. Российская армия, которая после заключения большевиками сепаратного мира с Германией осталась верна идеалам союзничества, была готова продолжать борьбу на стороне Антанты. Вполне естественно, что чехословацкий корпус, будучи действующей частью русской армии, стал участником этой борьбы. Легионеры видели в России союзника, который поможет им сбросить германский и австро-венгерский гнет и воплотить мечту о независимом чехословацком государстве.

– В СМИ то и дело всплывает тема золотого запаса, якобы вывезенного легионерами из России…

– Считаю, здесь много преувеличений. Летом 1918 года в Казани к белым попало менее трети от всего российского государственного золотого запаса. Впоследствии две трети от этого количества было сдано в Иркутске большевикам. Известно, что часть золота попала к атаману Семенову, часть был вынужден взять Колчак, когда финансовое положение его армии стало особенно тяжелым, еще сколько-то ушло в Японию. Сумма, которую, возможно, вывезли легионеры, не могла быть значительной. Этого явно недостаточно, чтобы делать громогласные заявления об «украденном чехами русском золоте».

Беседовал Виктор ПРУСАКОВ